Итоги года

Рахель Фабрикант: “Мою безногую маму не выслали из Израиля”

История Галины Цирульниковой, пожилой женщины без обеих ног, всколыхнула весь Израиль, дошла до депутатов кнессета.

 

“Маму высылают на смерть: МВД велело безногой матери репатриантки покинуть Израиль”

 

Галина Цирульникова. Фото предоставлено семьей

Галина Цирульникова. Фото предоставлено семьей

Обратиться в “Вести” дочери Галины посоветовали люди, которые регулярно читают сайт Vesty.co.il. Рахель Фабрикант прислала в редакцию отчаянное письмо: ее безногой матери пришел документ из иммиграционной полиции с требованием покинуть Израиль в 30-дневный срок.

 

Дело в том, что Галина, бывшая жена еврея, не имеет права на гражданство Израиля, в отличие от своей единственной дочери, которая такое право имеет и давно живет в Израиле.

 

17 лет назад мать приехала помочь дочери ухаживать за ребенком, да так и осталась. За минувшие годы у Рахели родилось еще двое детей. Один отслужил в ЦАХАЛе в боевых частях, второй – инвалид. А пять лет назад тяжелым заболеванием сосудов начала страдать состарившаяся мама. Ее госпитализировали, ампутировали ноги – все за счет семьи, потому что ни законного статуса, ни государственной медицинской страховки Галина не имела.

 

– Все годы маминой болезни мы просили МВД решить вопрос о ее статусе. На родине, в Баку, у мамы уже нет ни жилья, ни родных, ни друзей. Возвращаться ей некуда и не к кому. Высылка убьет ее, – рассказала “Вестям” Рахель Фабрикант.

 

Статья на сайте и в газете вызвала многочисленные отклики в соцсетях и требования о вмешательстве государственных органов. Депутат кнессета Ксения Светлова по следам этой публикации написала письмо лично министру МВД Арье Дери с требованием вмешаться.

 

– К счастью, после статьи депортацию отложили, а в январе состоится суд по нашему делу с требованием к МВД отменить высылку. Мы готовимся к нему морально и очень надеемся на хороший исход, – рассказала “Вестям” Рахель накануне Нового года.

 

– А как мамино здоровье?

 

– По-разному. День лучше, день хуже… Но, конечно, когда мама поняла, что ее не оторвут от семьи и не вышлют в неизвестность, на душе у нее стало спокойнее.